Храни меня...

Информация о пользователе

Привет, Гость! Войдите или зарегистрируйтесь.


Вы здесь » Храни меня... » Кафе и рестораны » Кафе-кондитерская "Парнас"


Кафе-кондитерская "Парнас"

Сообщений 1 страница 30 из 39

1

http://static.diary.ru/userdir/5/0/5/1/505132/47230172.jpg

Кафе расположено в одном из отдаленных спальных районов Парижа. Занимает весь первый этаж двухэтажного домика, ранее бывшего жилым. Изначально было открыто, как кондитерская. Затем, по мере расширения бизнеса, хозяин разместил в небольшом, но уютном торговом зале четыре столика и добавил к услугам торговлю кофе и чаем.
Зал отделан в светлых бежевых тонах. К услугам посетителей бесплатный WiFi, розетки для зарядки ноутбуков. Любители почитать за чашечкой кофе книгу могут позаимствовать ее из небольшой библиотеки, расположенной за декоративной стеной слева от витрины.  Лестница, ведущая на второй, жилой, этаж, скрыта в подсобных помещениях.
В продаже всегда самые свежие кондитерские изделия, приготовленные в самом кафе. Большой выбор чая от самого дешевого до Darjeeling Tea. Богатый кофейный ряд. Латте-арт - бесплатный бонус для поднятия настроения каждому клиенту.
Внимание, дорого, но приятно.

0

2

Вводный пост.

Неделя не задалась с первого дня. Больше всего Марк не любил, когда его планы менялись, и сам он был бессилен это исправить. Рассчитать, что Пьер поссорится со своей девушкой, и та неудачно спустит его с лестницы, не мог даже он с его, прямо скажем, блестящими данными. Итог сей диверсии со стороны дамы, имени которой он не знал и знать не собирался, Марк наблюдал сейчас перед собой. Стол его комнаты представлял собой просто Эверест из бумаг, бумажек, бумажищ, бумаженций и прочего хлама, и их количество все росло и росло - счета-фактуры, данные кассового аппарата, какие-то грозные письма от пожарной и трудовой инспекции... Заявления об увольнении. Стоп...
Осторожно переложив счета подальше и скрепив большой скрепкой, Марк недоверчиво уставился на одну из бумаг, сгруженных на его стол бухгалтером сегодня.
Заявление. На увольнение. Два заявления. От официантов смены. Почему?
Набрав внутренний номер, Марк дождался, пока Этьен поднимет трубку, рявкнув:
- Какого хрена?
- О, добрался до заявлений? Не переживай, рассчитаю в положенный срок.
- Какого, я спрашиваю, хрена? - не меняя тона, повторно переспросил Марк.
- А, понятно, это ты тоже не помнишь. Ты вчера довел мальчиков до истерики своими нравоучениями.
- Нравоучениями? - задумчиво почесав подбородок, Марк совершил героическую попытку уйти в себя.
- Ладно, расслабься. Я в курсе - ты не читаешь нравоучений. Ты говоришь правду, только правду. Но зачем было сообщать официанту, что его складывание салфеток - полное дерьмо? И зачем было добавлять, что даже медведь своими лапами справился бы лучше?
- Но так и есть!
- Да в курсе я. А ты в курсе, что к вам в кафе Пьер и этих-то ребят арканом затаскивал, ибо руководитель умудрялся пугать всех на собеседовании так, что они заикаться начинали, - перешел на возмущенный крик бухгалтер, - Все, я отключаюсь - у меня еще три клиента висят. Не забудь завизировать свой приход, иначе тебе придется еще и бухгалтера себе искать, истукан чертов.
Опершись локтями о стол, Марк уныло рассматривал заявления об уходе. Официантов больше не было, а кафе открывать через час.
Выход был один - поработать за стойкой самому. Отвратительный выход, это даже сам Марк признавал. Конечно, можно было еще поймать прохожего на улице и заманить в кафе обещанием златых гор или своим очарованием.
Улыбнувшись ростовому зеркалу, Марк скривился - такой улыбкой обывателя точно не поймать. Полная задница.
Часы равнодушно отмеряли время до его окончательной смерти. Он уже три дня общался с персоналом. Теперь еще и с клиентами.
- Пьер, - умоляюще протянул он в трубку, набрав знакомый номер, в последней надежде вернуться в свой милый, спокойный мирок без людей.
- Продержись хотя бы пару суток, босс. Я тебе найду официантов, но ты будешь с ними любезен, хорошо?
- Эээ...
- Перефразирую. Ты ни слова им не скажешь за то время, пока я не найду временного управляющего.
- Временный управляющий. Точно, - в мозгу словно рычаг перещелкнули.
Вот и недостающая часть нового плана. Он отмучается сегодня сам, а затем найдет управляющего. Обязательно найдет.
Поднявшись и надев алый официантский фартук поверх рубашки и черных кожаных брюк, Марк собрал отросшие волосы в хвост на затылке и растянул губы в улыбке. Получилось слегка натянуто, но цель оправдывала средства.
- Люди это делают каждый день. Это нерационально. Убивает время. Но я справлюсь. В бой!
Напугав кассира слишком красноречивым и добрым для себя приветствием, Марк оповестил второго повара, что тот сегодня работает один, и приготовился встречать гостей, вооружившись подносом. Получалось блестяще - первые две парочки, впорхнувшие в зал, заметив его оружие предпочли испариться. Более смелый народ повалил ближе к обеду.

Отредактировано Mark Uorvik (2009-10-15 16:59:24)

0

3

Из гостинничного уюта, по извилистым улочкам

Мелкий дождик отстукивал по куполу зонта веселенькое стакатто, пролетающие мимо машины предлагали поиграть в забавную игру «Прими душ или отпрыгни». Пока вел Анжиоло с разгромным счетом пятнадцать-ноль. А вот девушка, бегущая впереди него, не могла похвастаться тем же. Ее окатило с головы до ног, превратив светлый легкий плащ в жалкое подобие половой тряпки. Девушка застыла изваянием, судорожно вцепившись пальцами в тонкий ремешок сумочки. 
Анжиоло неодобрительно цокнул языком и ускорил шаг. Плечи девушки затряслись.
- Ну, что вы, мадмуазель, не нужно плакать, все не так уж и плохо, - он пристроил зонт над ними двоими и, осторожно ухватив девушку под локоть, увел ее подальше от дороги, поближе к стене дома.
- Я… Я… У меня собеседование, а я… Куда я теперь такая пойду?
- Ммм… В химчистку?

Девушку звали Франсуазой, ей было двадцать пять, и она была обладательницей стройной фигуры, прозрачных серых глаз, рыжих кудрей до плеч и россыпи веснушек на матовой коже.  Жио всегда ценил прекрасное, поэтому с удовольствием  ею любовался. За те полчаса, которые они потратили на поиск химчистки, Франсуаза, каким то шестым, присущим только женщине чувством, поняла, что не вызывает у этого очаровательного мужчины никаких желаний, кроме как помочь и, удивительное дело, ей это польстило. К дверям химчистки они подходили если не друзьями, то хорошими знакомыми. Она даже пару раз улыбнулась. Не то что бы она забыла об испорченном плаще и пропущенном собеседовании. Просто рядом с ним было на удивление легко.
- Анжиоло, - она теребила в руках квитанцию из химчистки. – Вы мне так помогли. Могу я в благодарность угостить вас кофе? Тут неподалеку есть отличная кондитерская. Если вы… если у вас нет других дел, я…
- Какие могут быть дела у странствующего рыцаря? – улыбнулся Анжиоло и галантно предложил ей локоть.

Кондитерская оказалась действительно недалеко. Внутри одуряющее пахло свежесмолотым кофе, ванилью, кокосовой стружкой и корицей. Жио придержал дверь, пропуская свою даму вперед, и сложил зонт. Странно, посетителей практически не было. Хотя, кто знает этих французов. Может сейчас не время для сладостей. Выбрав столик у окна, он провел к нему Франсуазу, пододвинул ей стул, и только потом сел напротив. На столе не было ничего, хоть немного напоминающее меню. За стойкой тоже никого не было. Он завертел головой пытаясь найти хоть кого-то, отдаленно напоминающего официанта или барристу и неодобрительно нахмурился. В дальнем конце зала, назревало что-то отдаленно напоминающее… нет, не официанта. Скандал.

_______________________
Одет: светло-коричневый бадлон, черные прямые джинсы, черные туфли, кофейного цвета драповый пиджак.

С собой: черный зонт-трость, в карманах всякая мелочь, вроде сотового, бумажника, карандаша и небольшого блокнота для записей.

Отредактировано Анжиоло Кадуто (2009-10-15 20:47:30)

0

4

Краем глаза Марк, конечно, заметил, что пришли новые посетители, и стоило бы подойти. Но при этом покинуть перешедшего все грани ярости клиента уже не смог бы - тот успел вскочить, потрясти пивным пузиком и вцепиться в его рубашку мертвой хваткой:
- Вы меня за дурака держите? - раскатилось по пустынному залу эхом, - Я сказал кофейный бисквит и двойной латте, значит кофейный бисквит и латте!
- Пожалуйста, не нервничайте. Пятна на щеках, расширенные зрачки и затрудненное дыхание - давление. Опасно, Вам нельзя кофе.
- Я тебя не о медицинской консультации прошу, шкет, - замахнувшись для удара, на тех же повышенных продолжил клиент, на руке которого успела повиснуть спутница, предотвратив нападение.
- Папа, прекрати. Мы пойдем отсюда. Успокойся. Папа, тебе вредно нервничать.
Официант из него точно никакой - опыт почти полу-суток работы это показывал слишком ярко. К чертям все - фартук в стирку и закрыть кафе на пару дней, пока совсем клиентуру не потерял. И отправиться на поиск управляющего. Все-таки именно этот путь был единственно верным и рациональным.
Молча проигнорировав мужчину и его дочь, Марк пересёк уверенным шагом кафе и перевернул табличку "Закрыто\Открыто", оповестив потенциальных смертников, что по техническим причинам "кина не будет", после чего с тем же условно доброжелательным выражением на лице направился к свежим жертвам, являвшим собой типичный образчик главных героев любовной драмы - красивы, щебечут мило... Девяносто процентов вероятности, что это продлится не боле пяти минут. Злорадная мысль промелькнула в усталом сознании и растворилась:
- Добро пожаловать в "Парнас". Ваше меню, - опустив две книжечки с описанием местного ассортимента перед мужчиной и его спутницей, Марк скрипнул зубами.
-  А ну вернись немедленно! Кто тебе разрешил уходить? Что за сервис в этом еб...м кафе?
- Сервис клиентам, - равнодушно сообщил он, не поворачиваясь лицом к посетителю - много чести, еще кулаками будет махать. - Вы озвучили желание уйти. Желание клиента - закон.
- Немедленно позовите управляющего или главного в этом сраном кафе! Я известный критик, я вас по миру пущу!
Критик. Мать его за ногу об стену. Критик. Это было полное фиаско. Прекратив попытки улыбаться, Марк поклонился явно не комфортно чувствующей себя паре и повернулся лицом к толстячку, равнодушно и безэмоционально сообщив:
- Ну, я тут главный. Марк Уорвик, владелец. Проблемы?
Впервые за последние пять минут в зале воцарилась полная тишина, так что Марк даже наслаждался происходящим. Хотя и понимал - если не найти способ умаслить старого хрыча, то плакало его кафе. И принесло его именно сегодня.

Отредактировано Mark Uorvik (2009-10-15 23:21:18)

0

5

Любопытство – профессиональная черта журналистов. Ну, какой же ты журналист – если тебе не любопытно все на свете, если не хочется сунуть нервно подрагивающий нос и разнюхать что же там происходит.
А происходила там, одним словом – хрень. Анжиоло в чем-то понимал толстопузика. За свои деньги каждый имеет право выбирать, от чего помирать. От сигарет, спиртного или сладкого – не суть важно.
- А мне его жалко, - говорит Франсуаза и утыкается в меню.
- Да, мне тоже, - говорит Жио и скользит взглядом по строчкам. - Остался без кофе и с испорченным настроением.  Еще чуть-чуть, глядишь удар хватит. Или еще что похуже.
- Я про хозяина, - тихо говорит Франсуаза и краснеет. Вернее слегка розовеет. – Он же, как лучше хотел. О его здоровье заботится.
Анжиоло откладывает меню в сторону и заинтересованно смотрит на девушку. Та сосредоченно изучает меню. Только уши у нее уже пунцовые. Замечательные, немного оттопыренные ушки. Она поднимает на него немного смущенный, но все равно умоляющий взгляд.
Ты же рыцарь, говорит этот взгляд. Ты же такой хороший и добрый. Помоги, а? Ну, чего тебе стоит.
Анжиоло расплывается в широкой улыбке и ободряюще улыбается. А куда деваться то? Сам нацепил на себя ржавые доспехи, сам надраил их песочком до блеска, так будь любезен – соответствуй. А мысли свои, почему это ей так хозяина жалко и как давно она в этот сладкий рай ходит и ради сладостей ли – засунь куда подальше. В то самое место, которое при дамах не озвучивают.
Он встает, и ободряюще похлопав девушку по покатому плечику, направляется к эпицентру намечающегося взрыва.
- Господа, простите, что вмешиваюсь, просто я стал невольным свидетелем вашего недопонимания…
А Франсуаза сидит и только головой покачивает от удивления. Бывают же такие люди. И как это у них получается? Всего минуту назад недовольный критик был готов сожрать с потрохами всех вокруг, а сейчас сидит, удивленно моргает и неуверенно улыбается. И спутница его расплывается в счастливой улыбке и кокетливо протягивает руку для поцелуя. А Анжиоло уже обменивается с критиком визитками и просит хозяина заменить латте на зеленый чай, а кофейный бисквит, на что-нибудь легкое и воздушное. Кажется, он говорит что-то о блюдении фигуры и чувстве солидарности.  А потом оборачивается к ней и приглашающее машет рукой.
«Все правильно», - думает Франсуаза. – «Он бы никогда не оставил свою спутницу одну. Даже если бы вместо меня была старая кошелка с редкими зубами и вся в морщинах».
От последней мысли ей становится неожиданно грустно, и она отрицательно качает головой и достает из сумочки сложенную квитанцию. С сожалением разводит руками и поднимается с места помахав, на прощание рукой. 
Анжило хотел было последовать за ней, но его останавливает вопрос месье Жана:
- Значит вы родом с Сицилии? Прекрасная страна, всегда мечтал там побывать! Скажите, что у вас предпочитают на ужин в это время года? Я слышал, что вас стол меняется в зависимости от сезона.

0

6

Рубильник, перещелкнувший ранее в мозгах, снова пришел в движение, пока Марк отстраненно наблюдал за разворачивающимся фарсом. Этот парень был даже лучше Пьера. Три минуты, у Пьера ушло бы пять. Он умеет общаться с людьми. Одет небогато и неброско, значит, не из тех, кто отказывается от заработка. К тому же - иностранец. Выбор работы у него явно ограничен. Основная часть денег, наверняка, спускается на жилье, вряд ли самое высококлассное. И на еду в ресторанах - нерациональность 80 процентов и такая же переплата. Прилетел недавно, значит, скорее всего, работы еще нет. Или есть - вероятность 50 на 50. Идеальное и самое рациональное решение проблемы, для его исполнения даже посещать бюро по труду не пришлось. К тому же, если включить в предложение жилье, экономия по реальной заработной плате в условиях срочности и жизненной необходимости.
Идеал. Заполучить сицилийца - самый настоящий идеал.
В обычных условиях Марк вряд ли обратил бы на мужчину хоть какое-то внимание - по факту тот был совсем непримечательным обывателем. Но сейчас у него была первоочередная цель. И, уж так получилось, что целью этой стал этот мужчина. Он должен его заполучить во что бы то ни стало - его сама судьба послала. Ну, наверное, послала бы, если бы Марк верил в судьбу. Оформив заказ и растворившись в своем кабинете буквально на три минуты, пока критик, его дочка и мужчина обсуждали особенности итальянской национальной кухни и пили чай с десертами, Уорвик вернулся в зал уже с контрактом, отложенным до того времени, пока толстячок, все еще сияющий улыбками, не распрощался, нахваливая меню и кафе в целом, а сицилийца не удалось задержать шарлоткой с чаем от заведения. Положив перед мужчиной на стол контракт, Марк, в ответ на заинтересованный взгляд, произнес:
- Условия тут. Управляющий, временная работа, приступаете завтра, зарплата 5 тысяч евро - выше средней этого плана, я знаю, торг неуместен. Помощь с регистрацией, жилье и питание при кафе - экономия.
Запас в три слова. Довольно улыбнувшись тому, что справился с непосильной задачей, Марк устроился напротив мужчины, поставив перед собой чашку черного несладкого кофе с пониженным содержанием кофеина.

Отредактировано Mark Uorvik (2009-10-16 00:33:52)

0

7

Шарлотка была восхитительна. Нет, она была божественна! Воздушный бисквит нежно обволакивал одуряюще пахнущие, тающие во рту яблочные ломтики, а передать словами оттенок, который корица придавала этому кулинарному шедевру было совершенно невозможно. Анжиоло забыл обо всем, о дожде, о своей случайной знакомой, о так и не разразивщемся скандале – он наслаждался вкусом. Чай тоже был хорош. Даже такой кофеман как он, мог по достоинству оценить, как прекрасно он дополняет вкус шарлотки. Тем более обидно было ею подавиться.
- Я бы попросил вас в будущем воздержаться от подобных сюрпризов, - сообщил он этому странному управляющему, отдышавшись после того, как при помощи чая, справился с застрявшим в горле куском.  –  Или устраивать их после того, как клиент прожует. Если будете хоронить клиентов за счет заведения  –  быстро вылетите в трубу.
Он потянулся за салфеткой, промокнул ею губы и, скомкав в шарик, бросил на тарелку. Предложение было неожиданным, а манера преподнесения – как минимум забавная. Если бы у него была мечта, или просто причина изменить журналистике – например, реши он остаться в Париже навсегда – он, наверное, как минимум, обещал бы подумать. Но его все устраивало в его жизни, кроме перелетов конечно, и ничего менять он не собирался. Доброжелательно улыбнувшись, он поднялся из-за стола:
- Я в Париже по работе до конца недели Моды, и мой отель полностью меня устраивает. Так что приберегите ваше щедрое предложение, для того, кто в нем будет нуждаться, месье… - он вопросительно приподнял брови. – Извините, но вы не представились.

0

8

Отыграно в личке:

- Марк Уорвик, хозяин, - ткнув пальцем в бейджик, сообщил американец, - временная работа, - все-таки продолжил он снова.
Рыбка не клюнула на наживку. Более того, рыбка собиралась уплыть из прикормленного пруда. И откровенно хамила, кстати. Но на это было наплевать. Ему нужен был человек, который мог бы общаться с обывателями. Чтобы он сам мог вернуться к работе, своей работе, выбранной один раз:
- Кондитер и владелец. Шесть тысяч, пожалуйста, - закончил он уже просительно.
Анжиоло засунул руки в карманы брюк и заинтересованно посмотрел на кондитера и владельца. Ему стало интересно, что будет запроси он семь. Семь тысяч за те две недели, что он будет в Париже. Как далеко и как замысловато его пошлют за такую наглость?
- Эм... Месье Уорвик, простите за наглость, но... Но почему именно я? Мне казалось, что в Париже достаточно людей, которые ноги целовали бы вам за столь щедрое предложение.
Он не ломался и не жаждал, что бы его уговаривали. нет. Просто лимит рыцарских поступков и бескорыстных спасений ближних своих был на сегодня исчерпан.
- Общаться с людьми. Управляющий, который занимался этим, в больнице, - тем же спокойным тоном произнес Марк, - вне плана, никто не ожидал. Мне очень срочно нужен человек, который мог бы общаться с клиентами и персоналом, чтобы я занимался своим делом. Семь, - мысленно вычеркнув на этот месяц все лишнее, кроме еды и питья, предложил Марк.
Сейчас главной целью было не потерять престиж и не разориться.
Это становилось все интереснее.
- А график? - вкрадчиво поинтересовался Жио. - Я не могу допустить, что бы подработка повредила основной работе.
- Свободный, только первые несколько дней помощь в подборе официантов - с восьми до восьми, как работа кафе. - Выбирать не приходилось, - и постараться приходить по каждому звонку, чтобы уладить конфликт.
Марк показал на табличку, на которой был витиеватым шрифтом обозначен график работы Парнаса:
- Встречные предложения? Рассмотрю.
Анжиоло задумчиво почесал за ухом. Предложение было очень соблазнительным. Дело было не в деньгах, а в той божественной шарлотке. Обычно он достаточно равнодушно относился к десертам, считая, что до Цилии, которая загорелась идей стать знаменитым на всю Италию кондитером (в пику папе, который спал и видел, как она выйдет замуж и нарожает много-много внуков, что бы было кого дрессировать) никто не дотягивает. Сестренка очень ответственно подошла к выбранному делу и отдавала учебе все силы. Видимо у них это было семейным.
Анжиоло вздохнул. Франция. Кондитерская. Божественная шарлотка. Цилия. Да она приняла бы подобное предложение не раздумывая. Проблема в том, что ей никто не предложит.
У Жио даже дыхание перехватило от собственной наглости, но упустить подобный шанс... Он же потом сестре в глаза смотреть не сможет.
- Четыре тысячи, проживание, регистрация. Моей сестре. Возьмете ее помощником повара или стажером - лишь бы училась. Тогда я в свою очередь буду выполнять работу управляющего безвозмездно, согласно графику, в течении тех двух недель, что планирую провести в Париже.
Это уже был деловой разговор. А дела Жио предпочитал оговаривать прямо и без витьеватостей.
Помощник повара? Да не вопрос, особенно с учетом, что впереди новогодние заказы, а последний второй помощник слинял с деньгами из кассы:
- Готовить умеет? - без лишних слов перешел к основному Марк.
Остальные мелочи, которые так волновали работодателей, шли мимо него - пусть трахается, как кошка, даже с клиентами - насрать. Может бухать беспросыпно, только в нерабочее время. Лишь бы по работе устраивала. Тем более, что четыре тысячи  для их кондитерской, где основная масса заказов шла на банкеты, было не настолько высокой зарплатой.
- Как вам сказать... Я считаю, что да, она - что нет. Хотя ее шарлотка вполне сравнима с вашей. Впрочем, это вы между собой выясните. Зная Цилию, она не придет к вам с пустыми руками. Так как? Я могу ей сказать, что бы собирала чемоданы?
- Хорошо. Меня это вполне устраивает, - протянув мужчине руку, сообщил Марк, - она может приступить к работе в любое удобное для нее время. Скажите размер, я оформлю заказ на пошив униформы.
- Сорок второй, - не задумываясь ответил Жио и крепко пожал протянутую руку. - Думаю, что недели ей хватит на сборы. Мне приступать сегодня? Тогда может введете меня в курс дела, шеф? Для начала, как так получилось, что вы остались без официантов?
Лимит рыцарских поступков на сегодня был исчерпан, но Цилия - самая важная и единственная женщина в его жизни, было достойна подвига длинною в жизнь, не то что каких-то жалких двух недель. А показ... Показ он посмотрит по телевизору. На качестве статьи это не отразится.
Вздохнув чуть свободнее, Марк провел рукой по волосам, убирая выбившуюся прядь за ухо, и позволил себе улыбнуться:
- Трудности с взаимопониманием, - честно признался он - так было рациональнее, - я не понимаю в чем они, но управляющий сказал - во мне. Сегодня подали заявление на увольнение, но еще не рассчитаны.
- Понятно,- протянул Жио, хотя ни черта не понял. -Тогда, я думаю, надо мне с ними поговорить и попробовать уговорить остаться. Мне нужны телефоны и адреса самых несговорчивых.
Подход этого парня к делам Марку нравился. Пройдя к двери и опустив жалюзи, а так же закрыв ее на ключ, Марк кивнул, предлагая мужчине следовать за ним. Дойти до его жилой комнаты, которая так же была и кабинетом, не составило труда. Включив компьютер, Марк запустил программу и открыл базу данных сотрудников, поднялся и предложил сицилийцу устраиваться:
- Все данные, телефон безлимитный. Повышение зарплаты не более двух процентов.

0

9

----------->улицы

Жизнь - смешная штука. Когда у  тебя на руках все карты, она вдруг начинает играть в шахматы - и изворачивайся, как хочешь, привыкай к новым правилам игры. Порой это дается не так просто... Если же все идет слишком плохо - эта стерва не даст тебе возможности все изменить, пока как следует не намучаешься. Подготовка к персональному аду, что ли?
О своей жизни Кристиан думал часто, но немного. При всей своей любви к размышлений, анализировать принцип своего существования он не любил, зная точно лишь одно - я живу, пока борюсь и пока остаюсь хоть немного человеком. Все остальное не имело особого значения.
    На улице было темно и холодно. После тепла метро, погода казалась особенно ужасной. Грей молчал, Шерли тоже предпочел думать о чем-то своем. Как странно, с этим музыкантом и молчание приятно, а ведь такое редко встречается... По-настоящему, Крис любил молчать только с матерью, которую частенько понимал без слов - слишком долго ее знал. Но чтобы с человеком, с которым недавно познакомился... Первый раз в жизни такое. Тем лучше...
Вот, наконец, и кафе. Теплый ненавязчивый свет выбивается из стеклянных окон, вызывает улыбку. Даже если бы Шерли не указал на дом, Крис все равно не прошел бы мимо этого места...
Толкнул дверь, тихо прозвенел колокольчик. Остановившись у двери, Грей оглянулся на мужчину - заходишь, нет? - и оглядел помещение. Уютно, даже очень.

0

10

- Некоторое время после линии с Анжи спустя, события после флешбека-

Нужды общаться с клиентами у Марка больше не было - спасибо сицилийцу. Отпустив Шерли погулять, американец продолжил заниматься тем, что любил и умел - печь. Сегодня заказов было на удивление много - две свадьбы, один пафосный день рождения, какой-то праздник у художников, потому с французскими булками для них пришлось постараться - вот откуда ему-то знать, как они выглядели в 17 веке?
"А ты у ангела спроси, - пришла совершенно идиотская мысль, - если повезло и в хранители тебе достался не такой третий сорт, может, что хорошего подскажет".
К его странностям Цилия, крутившаяся рядом и оформлявшая заказ на детский праздник в школе - огромный бисквитный торт с полостью для того, чтобы спрятать ведущего, уже была привычной. У них с братом были общие черты - например, обоим было все равно почему он разговаривает с мебелью. Но в этот раз даже она захихикала. Устроив на столешнице чашку горячего мокко и тарелку с земляничным бисквитом, Марк сложил молитвенно ладони и протянул на манер церковников:
- Хранитель, тебе с благодарностью. Явись и покушай.
Постояв пару минут и со вздохом констатировав, что упомянутый, видимо, не любит бисквиты, Марк принялся перечислять:
- А если мороженое? - тишина, - рулет? Крем-брюле? Зефир? Сбитень? Отбивную? Ну ты же могуч, подскажи уже как-нибудь, что любишь и на что купишься.
Пятиминутная тишина была ему ответом. Махнув рукой на эту затею, Марк обиженно сообщил воздуху вокруг:
- Ну и ходи, как дурак, голодным. Без тебя обойдусь.
Кассир-официант, работавший в смене, при звуке колокольчика выскользнул из-за стойки и уже успел протянуть с самой радостной улыбкой:
- Добро пожаловать в Парнас. Желаете оформить заказ, или занять столик?
Но вошедший следом парень, о котором говорил ему Марк, похоже, был с посетителем. Так что можно было расслабиться - видимо, посетитель и не посетитель вовсе:
- Вернулся, - слабого английского хватало на то, чтобы быть понятым, - долго ты. Посетителей сегодня не особо много - можешь расслабиться и согреться - парень с тобой?

Отредактировано Mark Uorvik (2009-11-28 21:03:10)

+1

11

Улицы

Еще когда они садились в вагон подземки, Шерли был уверен, что проведет Криса в "Парнас" через заднию дверь. Дело было не в том, что ему было неловко, в конце-концов приводить кого бы то не было тайком выглядило куда как более двусмысленно. Ему абсурдно не хотелось видеть никого, когда они с Крисом оказались одни на ночных улицах, и после в пустом вагоне, было такое чувство, что весь мир как будто отступил на них на шаг, придаставил друг другу. Шерли не хотелось терять это ощущение.

Но когда он увиде освещенную ветрину "Парнаса" Шерли вдруг передумал. Ему вдруг стало совершенно безразлично присутствие или отсутствие других людей. Он только осторожно выпустил из руки пальцы Криса,  и тихонько предупредил. "Марк - хозяин заведения - он немного странный, говорит с предметами. Впрочем все мы немного странные."

Звякнул колокольчик над входом, и они так и вошли вовнутрь - Шерли, а средом Крис, закутанный в его плащ.

- Вернулся долго ты. Посетителей сегодня не особо много - можешь расслабиться и согреться - парень с тобой?
- Были дела. Да - со мной. Марк там? - Шерли кивнул на дверь кухни.

Отредактировано Шерли Брекет (2009-11-29 20:59:26)

0

12

Расшаркиваться с таким же работником, как и он сам, Луи счел бы оскорбительным даже для стариков - в конце-концов, если судить по внешности, не так далеко от него неизвестно откуда свалившийся парень по возрасту ушел. Усмехнувшись и кивнув в сторону стойки-витрины, официант занял свое место, озадачившись кофе для парней:
- Демон в адской кухне, и настроение у него не блещет. Того и гляди начнет вилами в прохожих кидаться. Пока ты где-то шлялся по делам, художники заказали что-то сверх экстравагантное в духе Франции 17 века, а с учетом, что оба наших кондитера, мягко говоря, вообще не из местных... В общем, он опасен для чужих жизней - у местных собак сегодня будет тройной праздник - он уже третью партию этих проклятых булок печет, пока красавица возится с остальными заказами. Ты, вроде, пьешь американо? Я оставил из нашего обеденного пайка круассаны  - не знаю, чем они наших божков не устроили. Плюсы работы в кондитерской с поварами-перфекционистами, - подмигнув заговорщически временному работнику и его спутнику, Луи выставил вазу с "браком" на стойку и добавил, - Еще бы молока за вредность давали. Парню что?

0

13

В кафе было тепло, а закутанному в плащ Крису - почти жарко. После холодных ветреных улиц и полупустого метро, захотелось спать. Воздух пах ванилью, корицей и хорошим кофе. Юноша вдыхал этот запах с жадностью потомственного наркомана. Глаза слипались. Кристиану просто хотелось отрубиться прямо здесь, стоя, не думая ни о чем. Ему вдруг показалось, что тут - как дома. Тихо и спокойно, и на улицу никто не выгонит... Для начинающегог художника без гроша в кармане - вполне ценная информация. И тем не менее спать было нельзя - что о нем подумает хозяин кафе, а? Да и Шерли обижать не хотелось, тот специально Грея сюда привел...
Дав возможность другу (другу ли?) поболтать с официантом, Крис устроился в одном из мягких кресел у входа, положил голову на подлокотник и понял, что сейчас заснет. Для того, чтобы этого не произошло, он начал мысленно рисовать еще один набросок - снова Шерли, только с другого ракурса... Обычно это помогало проснуться...
"Все же здесь невообразимо хорошо..."

0

14

Шерли с трудом пробирался сквозь акцент Луи к смыслу сказанного. "У собак, видно и вправду у Марка настроение - г*вно" Обычно плоды неудачных эксперементов, как и лежалые булочки и пероженные отправлялись в специальный ящик для столовой армии спасения.

Он обернулся и увидел Криса. Мальчик сидел, тяжело привалившись на подлокотник кресла, голова его явственно соно клонилась на грудь...
"Да какого черта."
Шерли переставил на столик вазочку с рогаликами и кофе.
- Ешь, Крис, отдыхай. Я сейчас.

Парень зашел в кухню и приветственно помахал девушке.
- Привет, Цели. Марк можно тебя на пару слов?

0

15

Обложившись найденными книгами с иллюстрациями застолий примерно того периода, который был нужен, Марк старательно следил за тем, чтобы ничего не напутать в ингредиентах -  даже выбрав неправильный сорт муки можно было получить совсем иной вкус - потому и ушли в небытие, а не заказчикам, первые две партии. Задумавшись, кондитер не сразу сообразил, что его зовут. Оторвавшись от созерцания иллюстраций и найденного с трудом по своим наставникам рецепта, Марк повернулся к зовущему, оказавшемуся Шерли, и приветственно кивнул, слизнув с пальцев тесто - на вкус всего было как раз, оставалось дать ему подойти с слепить вручную под форму из книги булки:
- Ты вовремя, - вспомнив свою идиотскую мысль до этого, Марк кивнул в сторону кладовой и прошел туда - судя по всему, просьба о разговоре значила только то, что поговорить хотят наедине.
Не выгонять же Цилию погулять, тем более, что из-за обилия заказов они итак сегодня, похоже, заработаются и опять уйдут спать черт знает когда. Да девушка еще и волноваться начинала - брата не было слишком долго - пусть лучше лепит кремом цветочки - не будет сильно накручивать. Устроившись на ящике со специями, Марк устало вытер лоб запястьем и тихо спросил:
- Пернатый эконом-класса не с тобой? Сомневаюсь, что помог бы, фуфло их добродетель и ангелость, но мне бы его память пригодилась. Что ты хотел, кстати?

Отредактировано Mark Uorvik (2009-11-30 00:57:03)

0

16

- Не выйдет - они нех*на не помнят.

Шерли рассеяно понаблюдал за итальянкой, колдующей над протвенем выпечки. Лицо у девушки было усталое, а руки иногда подрагивали. "Да какого так мучаться, эти богатенькие идиоты тоже триста лет назад не жили."

- Там в зале сидит парень, - Шерли снова перевел взгляд на Марка - мой знакомый по Фриско. Ему восемнадцать, приехал из Лондона учиться рисованию, по-французски говорит не хуже местных, ищет подработку.
Парень сделал паузу, предлагая работадателю самому примерить на англичанина вакантное место официанта.

- Проблема в том, что он спит на стуле, и номера в гостинице у него нет. Так, что сегодня он поночует у меня.

"Или мы оба заночуем на улице, после того как ты меня пошлешь куда подале."

0

17

В свете всего произошедшего, данный ход был отписан на пару с Жан Полем, как с человеком, по мере сил изучившим все, что есть, по мироустройству. Мои благодарности за терпение и понимание прилагаются.

В дешевом баре в Мексике было чудесно абсолютно все - от горячих красоток, до убойных напитков. Поскольку Рауль сам для себя решил, что вот этот срок и эти подопечные будут последними, последние дни на земле он собирался оторваться на всю катушку. Тем более, что с самими подопечными повезло. Сицилийский сынок мафии, который поначалу казался наказанием, по факту был просто раем на земле - благоразумный, идеальный и все дела. Так что Рауль и забыл, когда последний раз безустанно за ним следил. Политик из Америки и того хлеще - там была такая охрана и такой непробиваемый идиотизм, что его вмешательство ничего не решало. Была еще девица легкого поведения в Нью-Йорке. Но за той приглядывать было бесполезно - она сидела на фен-шуе, и слушала только голос вселенной, а не разума и внутреннего голоса.
Потому вся его работа последние месяцы сводилась к тому, чтобы раз в недельку заглянуть к подопечным.
Это его, черт подери, и сгубило. Он опоздал. Он чертовски опоздал. Мало того, что проклятый сицилиец успел скопытиться, его сегодня хоронили! А документы в канцелярию не ушли. Хорошо еще, что хоть душа ошивалась поблизости. Высмотрев в толпе провожающих гада в мир иной его душу, Рауль перехватил ее за плечо и рявкнул:
- Ты какого х..я умер? Не твое ж время!

Он очень боялся, что Сицилия все бросит и вернется к родителям. Это беспокоило его намного больше, чем собственные смерть и последующее призрачное существование. Но сестра оказалась умницей и все сделала как надо. Она вообще держалась молодцом. За ту неделю, что прошла со дня его смерти, она ни разу не позволила себе сорваться и впасть в истерику. Она даже продолжала работать. Только осунулась и совсем перестала улыбаться. И всего один раз позволила себе расплакаться. В первую ночь, после переезда в квартиру. Он сидел рядом с ней на кровати, смотрел на трясущиеся плечи, слушал ее рваные сухие всхлипывания и ему было физически больно от невозможности обнять ее и утешить.
Он был очень благодарен ей, что она решила похоронить его тело в Париже, а не выслала его на родину. Людей на похоронах было неожиданно много, и в тоже время ожидаемо мало. Родители не приехали вообще. Даже мать. Зато был Фино. Жио во внеочередной раз удивился сестринскому терпению — она его терпеть не могла, и бестактности своей, уже бывшей, пассии — он об этом прекрасно знал. Приятным сюрпризом было присутствие редакторов тех журналов, с которыми он работал. Вот только все они считали своим долгом высказать Цилии свои соболезнования. Не замечая, что та держится из последних сил. И совсем странным было видеть Марка. Впрочем он вообще его приятно удивил. Он не выражал соболезнований, он просто делал все, что мог и еще чуть-чуть, не задавая ненужных вопросов. Сейчас он на пару с Шерли создавали чудную композицию «Два сторожевых пса», оглядывая незваных утешителей мрачными взглядами.
«Думаю, за Цилию можно не беспокоиться».
Анжиоло стоял в толпе соболезнующих и думал, что дальше? Он не особо верил в послесмертие, но оно явно было какое-то не такое. Ни тебе света в конце черного туннеля, ни ангелов с крылышками или без. У него было очень неприятное чувство, что о нем прсто забыли. Поэтому, когда его ухватили за плечо и огорошили вопросом высказанным в несколько экстравагантной манере, он некоторое время молча таращился на раздраженного незнакомца, перед тем как собраться с мыслями и ответить.
- Извините, так получилось. А вы, собственно, кто?

Рауль все еще злился, чтобы проявлять ангельское терпение. Впрочем, он его и в обычном состоянии не проявлял, что уж о таких минутах говорить? Расправив крылья, чтоб видны были получше, он отступил на шаг назад и зловредно сообщил:
- Полиция нравов, ля, детектив Неш Бриджес. При жизни ты такой тормознутостью не отличался. Хранитель я твой, и из-за тебя меня попрут к чертям в ничто и нигде раньше, чем я успел окрутить смазливую блондинку. Слушай, тут так вышло. Короче, я пришел тебя воскресить на положенный срок по-быстрому и отправить замаливать твои грехи неверия туда, где тебя никто не знает. Ну, второй шанс, типа бонусный подарок миллионному атеисту.

Жио задумчиво поскреб подбородок. Предложение было очень заманчивым. Если бы не одно "но". Ангел чего-то недоговаривал. Правильнее сказать, явно что-то скрывал. Анжиоло это чуял тем самым, воспитанным в себе журналистским шестым, или каким там по счету, чувством. И ему это не нравилось. Кроме того, он давно вышел из того возраста, когда с радостью тянут в рот любую предложенную гадость.
- Эм... а можно подробнее про воскрешение и прочее?
Он где-то читал, что ангел-хранитель не может врать своему подопечному. Может умалчивать, может увиливать, но не врать напрямую. Осталось это проверить.

Вот нашел же время вести допросы. Журналист, одним словом. Не любил Рауль эту братию, да и подопечного знал давно и хорошо. При всей своей непроблемности, как охраняемого, Анжиоло был специалистом в своем деле. Заноза в известном месте. Ладно, выкручиваться все равно придется:
- Короче – система у нас такая. В аду места по многолетней броне, а Биг Босс – он добрый и детей своих любит. Потому туда их отправлять не торопится. До рая ты не дорос – прелюбодействовал, мужеложествовал, причем, даже без любви, не любил ближних своих и был непочтителен к родителям. Но при этом парень ты неплохой, наверное. Так что тебе дается второй шанс – десять лет на земле со всеми вытекающими. Но не просто так – дальше все уже от тебя зависеть будет. Если искупишь грехи – попадешь на вечные халявные кущи в рай. Нет – прости, в нигде тебе будут рады. Ну так что? 

И все равно, что-то не сходилось.
- А ничего, - Жио обаятельно улыбнулся. - Нет, я все понимаю, система у вас продуманная, вот только я тут при чем? В ад я не верю. В рай мне хочется. Меня вполне устраивает, это самое нигде. Гораздо больше, чем возможность искупать свои якобы грехи незнамо где. Зачем ждать десять лет, я готов туда отправится хоть сейчас!

- Отлично, значит, ничто, - глядя на плачущую красивую девушку, рядом с которой стояли два американца, Рауль улыбнулся – если бы ад был, он бы лучше пошел демоном-искусителем, - Кстати, красивая. Раз уж ты все равно в никуда собрался, телефончик не подскажешь? Обидно будет – такая девушка плачет. Придется проявить любовь к ближнему, даровать утешение – у нее же только родители и остались – а они, сам знаешь… в общем, им десять лет тоже не помогут.

"Бинго!"
Анжиоло улыбнулся. По каким то, неизвестным ему причинам, ангелу не хотелось отправлять его в это самое ничто. Настолько не хотелось, что он решил ударить самому дорогому. По Цилии. Ему эти десять лет замаливания грехов были, похоже, гораздо нужнее, чем самому Жио.
- Обойдешься без телефончика. О Цилии есть кому позаботится. Кроме того, когда я окажусь в столь приятном месте, как ничто и нигде, мне все станет фиолетово, верно? Это намного лучше, чем жить десять лет, зная, что у тебя есть сестра, но вы с ней никогда не увидитесь, и ты ей ничем и никогда не можешь. Другое дело, если бы это был Париж, - он деланно задумался. - Да, на Париж я бы однозначно согласился. Город мечты, как никак...

Это могло стать проблемой. В этом проклятом Париже половина собак городских знала, что парень сдох. И сам черт теперь не выловит всех, чтобы стереть память. И дело со сбившим его водителем уже раскрутилось – если поднять такой шум. С другой стороны, отправить по-быстренькому в чертов Париж, и… Правда, будет ли это самое и? Ну так хоть не получит сверху еще тысячу лет за потерю души – если через пару часов его не кинуть на землю, душа прекратится в призрака, и тогда ему точно не жить:
- Хороший выбор. Тогда давай сюда руку, приложим палец вот к этой бумаге, - перехватив руку Жио и прикоснувшись пятерней к официальному отказу от стирания всем памяти о смерти и ознакомления с правилами поведения и опасностью разглашения происшедшего, Рауль чуть более спокойно вздохнул, - Итого, возвращаем тебя в Париж в день смерти на все десять лет. Тело твое?
Перемещение в межпространство, где можно было выткать новое тело, полностью повторяющее сгоревшее или иным способом искалеченное до такого состояния, что к жизни не вернуть, прошло практически незаметно для души смертного – яркая вспышка, и вот они уже в пустынном ничто с белым полом.

- Мое...
Анжиоло было немного страшно, но в тоже время бездумно весело. Ах, какую статью можно было бы написать! Но с карьерой журналиста придется покончить. Но на такую уступку он был согласен.  И все же...
Хотя, чего он заморачиваться? Он всегда сможет писать под псевдонимом. Что он теряет? Известность? Он всегда была ему немного в тягость. У него уникальный шанс начать с чистого листа. Это ли не свобода, о которой он всегда мечтал?

- Тогда рассказываю правила. Ты, конечно, можешь попробовать рассказать всем о нашей системе, что бог есть и ангелы. Но, поверь, провести десять лет в психушке мало кому будет приятно – мы о своей системе безопасности позаботились. А вытаскивать тебя из передряг такого плана мы не будем – не настолько благотворители. Что до всего остального – руку давай, мы отбываем.
У кафешки, где работала его сестра и где проводила ночи до похорон, уж это Рауль изучил, тело оказалось уже с впаянной в него душой. Опустившись на колени перед сидящим у стеночки парнем, ангел приложил руки к грудной клетке и принялся шепотом читать молитвы, чтобы сосредоточиться. Вот тонкие лучики силы проходят через каждую клетку живой материи, снимая онемение мышц, разгоняя кровь, запуская сердце и стимулируя мозг. И вот уже появилось слабое дыхание, а ресницы задрожали. Еще пара минут, и парень придет в себя. А пока оставалось только стереть память хотя бы тех, с кем он будет жить – сестре, странному владельцу кафе и его обитателям-плакальщикам… Но он не успел – тяжелая рука архангела опустилась на плечо и боль пронзила все тело:
- Ты уходишь на великий суд, Рауль.
Перед открывшим глаза мужчиной сидел седовласый старец в белых одеждах и улыбался:
- Добро пожаловать в мир живых, Анжиоло.  Ваш подписанный контракт вступает в силу на последние десять лет. Хранитель-помощник будет выбран исходя из Вашего пожелания начать новую жизнь с чистого листа после своей смерти и прибудет к Вам в ближайшие несколько дней. До этого времени за вами будет наблюдать совет архангелов. Хорошего искупления грехов.
Старик успел раствориться в толпе до того момента, как Жио смог пошевелиться, до того, как его отпустило.

0

18

Матерный аналог мыслей нашел свое отражение в корректном и аппатичном:
- Падшая женщина, - речь Шерли о каком-то там парне волновала сейчас Марка меньше всего.
Во-первых, случись им быть злоумышленниками, в его доме собралась как-то сама собой уже такая толпа, что скрыться не удалось бы. Да и не велика он шишка. А с парнем договоренность уже была - он снимал комнату, пусть и за работу, и проблем пока не приносил. Так что хоть б...дей за плату:
- Не мать, не отчитывайся, - коротко предложил он, разминая затекшие плечи и обреченно и уныло глядя куда-то в точку перед собой. - Ты платишь, ты танцуешь комнату. Остальное с Анжиоло.
На самом деле, меньше всего его волновало кто и где будет спать. И у кого какие проблемы. Этот парень был носителем информации, сицилиец - полезен в его размеренной жизни, Цилия - отличный, даже гениальный, кондитер, поэтому он и обращал на их проблемы внимание. А остальное волновало его очень слабо. Он не ментор и не тюремщик, и даже не благодетель. Работодатель и временный квартирный хозяин. Закопавшись в коробке со специями, на которой до этого восседал, Марк, кажется, потерял любой интерес к Шерли, но спустя минуту еще одна мысль заставила оторваться от дела и ее озвучить:
- Разбудите Цилию - в лучшем случае обоих вы..бу, а в остальном делайте, что хотите. Не забудь помочь Луи убрать зал. Ужин в холодильнике, микроволновка на месте.
Не дожидаясь ответа, Марк вышел на кухню, возвращаясь к многострадальным булкам. Где сицилиец было интересно уже и ему. На улице ночь, он никогда так не задерживался, особенно, когда Цилия оставалась допоздна. Ответ пришел совершенно неожиданно, и так, как меньше всего хотелось.

Отредактировано Mark Uorvik (2009-12-01 03:57:56)

0

19

Сицилия никак не могла избавиться от неприятного сосущего холода внутри живота. Жио до сих пор не пришел. И его телефон не отвечал. Ей раз за разом сообщали, что телефон вызываемого абонента выключен или находится вне зоны действия сети. Сначала ее это злило, потом бесило. Теперь же она не знала, кому и как молится, лишь бы брат быстрее вернулся домой. Или позвонил, на крайний случай.
«Убью гада!» - тоскливо думала Цилия, не прекрещая работы.
Работа успокаивала. А может присутствие Марка. Был у него талант успокаивать одним своим присутствием.
«Позвони! Пожалуйста! Я же так с ума сойду!»
И телефон зазвонил. Она схватила трубку даже не вытерев рук. Сейчас ей было глубоко фиолетово, что на мука может забиться между кнопками. Слушая чужой равнодушный голос, она наконец поняла весь глубинный смысл фразы "мир рассыпался на осколки".
Трубка выскользнула из ладони, пластик корпуса противно хрустнул.  Этого просто не может быть. Это шутка. Дурацкий злой розыгрыш. Жио никогда бы...
Почему то вспомнилась записка на крышка ноутбука. Широким размашистым почерком на ней было выведено "Отправить статью на вычитку" и нарисовано три жирных восклицательных знака.
Было очень больно в груди, и только сейчас она поняла, что ей не хватает воздуха. Она забыла как дышать.
Она медленно оперлась на крышку стола.
- Это из морга. Сказали, что я должна приехать на опознание тела. Жио сбила машина. Так они говорят. Бред какой-то. Жио... Он не отправил редактору статью. Этого просто не могло случится... Ведь не могло же?

Отредактировано Анжиоло Кадуто (2009-12-02 06:48:57)

0

20

- Не мать, не отчитывайся

- Спасибо, _папаша_, - отлаялся Шерли, впрочем вяло, скорее по привычки.
Благодарности к работодателю за кардбланш на  пользование комнатой, он впрочем тоже не чувствовал. Вообще ничего не чувствовал. Вернее сам себя чувствовал так, как будто вагоны разгружал целый день...

- Разбудите Цилию - в лучшем случае обоих вы..бу
- Да пошел ты в жопу, Марк...
Шерли зашел вслед за кондитером на кухню и заткнулся на полуслове, забыв даже о одуряющей усталости.

Девченка говорила что-то высоко и нервно.

"Что-то случилось, какое-то настоящее г*вно."

Не нужно было знать язык - хватило бы одного выражения лица Цилии, чтобы это понять. Шерли почувствовал неприятное ощущение де-жавю - точно такое выражение лица было у парня Мэта, когда тому позвонили из реанимации...

- Марк, что случилось?

0

21

Могло. К сожалению, как бы дико не звучало, как бы желание не верить не было сильно, могло. Человек смертен - яркий пример хотя бы тот же Шерли, который любезно предложил ему пойти к нему в... Впрочем, вот сейчас это точно было не важно.
- Мы пришли, - тихо и как-то совсем безэмоционально, так, чтобы слышно было только ему, сообщил Шерли американец, - в жопу, с попаданием в десятку без прицела. Жио, авария, звонили из морга - опознать.
Осторожно обняв девушку за плечи, Марк вспоминал, где у него аптечка - успокоительное, холодной воды, никаких лишних слов:
- Тихо, милая, - осторожно поглаживая девушку, которую бил озноб, Марк умоляюще посмотрел на Шерли,с мрачным видом застывшего неподалеку, и практически передал ее с рук на руки парню, - мы пока не знаем, - в таких критических ситуациях даже правило о словах отступало - роды, смерть и таинство брака было тем самым исключением из обыденной жизни, на них график не распространялся, - мы пока совсем ничего не знаем. Это может быть ошибкой, а может правдой. Ты останешься с Шерли, успокоишься, выпьешь вот это, - накапав успокоительного в стакан воды, Марк протянул его девушке, - и мы поедем вместе и во всем разберемся. Ты не одна, все хорошо. Или я поеду, а Вы с Шерли подождете моего возвращения. Потому что ты итак на ногах почти не стоишь. Мы обязательно во всем разберемся. Главное сейчас успокоиться.
На то, чтобы закончить проклятый заказ, будет еще целая ночь. Пока график требовал коррекции. К черту картинки - нафантазирует.
- Шерли, ты не обязан и все дела. Но тебе лучше знать, - а ведь ему из всех присутствующих и правда лучше знать - он проходил все с другой стороны, - ты мог бы помочь?

0

22

"Смерть... все таки смерть..."
Третье лицо смерти - не серое бессилие, не окружающей стеной темный страх, а нестерпимо белый - электрический свет и запах фармалина.
Шерли чувствовал как прижавшаяся к нему девушка мелко дрожит всем телом у него под рукой. Ему пришлось придержать стакан, чтобы она не стукнулась зубами о крайю "Нет, не надо ей в морг"

- Давай один, Марк - ты работодатель, сойдет я думаю. Ей бы накачаться сейчас виски и вырубиться на сутки... - он осторожно приобнял Целию одной рукой за плечи и добавил не громко, забыв, что она его не понимает, - Давай, малыш, еще глоток, вот так...

"Настоящее долб*ное г*вно..." Шерли почувствовал приступ бессильной ярости, почти такой же, как охватил его, во время разговора с Крисом. "Почему в твоем поганом мире все так?!"

- Ты мог бы помочь?
- Сейчас, уложу Криса поспать.
"Вот ему этого _точно_ не надо..."

0

23

Кристиану надоело сидеть в кресле. Он успел уже поесть, и теперь его еще больше клонило в сон, хоть прямо здесь и отрубайся. Глаза слипались и единственное, что удерживало от дремы, это понимание, что тащить его куда-нибудь (все равно куда) придется Шерли. А доставлять хлопоты своему новому другу Крис не хотел. Потому он вскочил с кресла, надеясь, что хоть теперь спать захочется меньше. Шерли надо было найти. И по крайней мере договориться, что делать дальше.
Тут Грею повезло. Проскочив мимо официанта на кухню, он сразу же наткнулся на музыканта. Он обнимал какую-то девушку, явно не в себе и довольно испуганную, заплаканную. Тут же стоял и тот человек, по-видимому кондитер, с которым Шерли собирался познакомить Кристиана. Но сейчас им всем явно было не до знакомств - что-то случилось и это чувствовать в самой атмосфере, в напряжении...
-Шерли, я... - Кристиан осекся, - что случилось? - уже тише произнес он и прислонился к косяку двери, напряженным взглядом оглядев присутствующих.
"Что бы ни случилось... Черт, я чувствую себя таким ненужным и мешающим сейчас... Может мне уйти? И так доставил всем много проблем, веду себя как ребенок... Плевать на все, переночую на улице, не в первый раз да и работать надо..."

0

24

"Какой смысл говорить: "все в порядке". Что может быть глупее."

- Д*рьмо случилось - Шерли старался говорить спокойно, чтобы не напугать Цилию еще больше.
Благо выражения его лица она видеть не могла.

Парень достал из кармана пальто пару ключиков на колечке.

- Крис, иди наверх. Вторая дверь справа. Там есть душевая и... короче, спи, ложись спокойно. Я скоро приду.
Шерли почувствовал, насколько мучительно ему снова хочется почувствовать в руке руку парнишки, эту странную морзянку. "Я тут. Я живой. Мы можем держаться друг за дружку..."

И все таки от одной глупости он не удержался.

- Все будет хорошо.

0

25

Она была сама себе омерзительна. До тошноты и нервной дрожи. Так расклеиться, да еще и при посторонних.
Жио не одобрил бы такого. Он вообще не одобрял истерик и нерешительности.
«Трусишка!»
Она вспомнила как впервые пришла к нему, после того как он ушел из дома.

Найти его новое место жительства не составило труда – он жил в студенческой общаге и совершенно не прятался и не скрывался. Она стояла и пялилась на окна общежития, пытаясь понять какое из них его.
- Цилия? – она нервно дернулась и оглянулась. Он совершенно не изменился за то время, что она его не видела. – Надо было позвонить, я бы тебя встретил.
Нет, он все же изменился. Она не помнила, что бы он так улыбался. Открыто и спокойно.
- Хочешь зайти? Не стоять же нам на улице.
Она стиснула сумочку дрожащими пальцами и не молчала, мучительно подыскивая слова. Она хотела сказать, что очень, очень по нему скучала, но не могла найти повода для встречи. Как сейчас не могла найти оправдания собственной нерешительности.
Жио внимательно смотрел на нее, потом хмыкнул, в два быстрых шага оказался рядом и наклонился к уху.
- Трусишка! Если хочешь зайти в гости – просто заходи. Не нужно искать причин и оправданий. Только сначала лучше все же позвонить. Что бы я точно был дома.

Тогда она решила, что больше не будет убегать и прятаться.
- Я поеду, - сказала Цилия и осторожно выбралась из ласковых рук. – Если это правда, от нее все равно не убежать, верно?
«Я не трусишка. И я спокойна».
- Со мной все нормально. Не переживайте.

0

26

Молча кивнув девушке, Марк оставил ее на попечение Шерли на то время, которое самому потребовалось, чтобы забрать свое надежное БМВ старой модели с платной стоянки и подогнать к кафе. После недолгих переговоров было решено, что парень поедет с ними, а кафе останется на сменного рабочего и приехавшего ради такого случая управляющего. И Марк этому был действительно рад. При всем, что  сказала девушка, даже самым сильным людям требуется поддержка. А за себя он не был уверен, что сможет ее оказать. Молчаливый надежный парень рядом хорош для мужчины. Но никак не для женщины. И это оставалось непреложным фактом. Они вместе прошли в мрачноватое помещение, были рядом, пока равнодушный служащий и полицейский приподнимали простынь, укрывающую тело. Марк сейчас находился в какой-то почти полной прострации. В этой ситуации, наверное, тяжело было не только девушке. Представить, каково это - столкнуться со смертью почти сразу после того, как пережил собственную, американец не мог. Да и не старался пока этого делать - сейчас важнее было оставаться спокойным и способным решить бумажные формальности.
Пока Шерли взял на себя заботу о Цилии, Уорвик заполнял необходимые документы, оплачивал подготовку тела. Подписывался, читал, снова подписывался. Договорился обо всем, что касалось хранения тела до похорон и кремации. И уже только после этого вернулся к спутникам. Когда можно было уезжать и какие-то часы поспать:
- Несколько дней выходных - кафе закрыто. Отдохнуть, остальное завтра. Поедем домой, - предложил он.
Дорога успокаивала. Шерли на заднем сиденье снова не давал девушке уйти в себя, а он сам думал. И думы эти возвращались неизменно в одному и тому же - что он где-то должен быть. Кадуто, которого они знали, на десять лет он где-то жив. Где? Как? Это их система?
Как ни смешно, ответ на этот вопрос нашелся не сразу. И почти сразу. Они некоторое время посидели за чашкой кофе в помещении. Почти не говоря, но сам факт того, что вместе, пробирал даже спокойного и аутичного Марка. А затем он все-таки отправил всех спать, прибираясь и выполняя заказ. Выйдя на улицу, чтобы выкинуть мусор, Марк замер, рассматривая знакомый силуэт:
- Кофе хочешь? - тихо поинтересовался он у мужчины.

0

27

Кристиан чуть в обморок не упал от возмущения. Что значит - иди спать? Его здесь одного оставляют? Ну уж нет, не дождетесь.
-Иди нафиг, - сердито произнес он, - Я с тобой еду. И точка. "Потому что я не знаю, кого из нас надо будет успокаивать"
Крис, при всей своей нелюбви к незнакомым людям, обладал странной привычкой успокаивать всех, кто в этом успокоении нуждался. Вот и сейчас, когда они все вместе вышли в кафе и сели в машину, Грей взял Шерли за руку, коротко взглянув ему в глаза, показывая, что они - вместе. И что он готов помочь, если понадобится, и что он с ним и... Что все будет хорошо. Глупая, банальная фраза, но неожиданно верная и точная в данной ситуации. Вдобавок ко всему, Кристиан принялся успокаивать и девушку, которая уже не плакала, но была в очень нервном состоянии, готовая сорваться в любую секунду. Когда умирает человек - вообще любой человек, а уж тем более родной тебе - это огромное горе, которое высушивает тебя без остатка, не дает даже возможности подумать, осмыслть случившееся. Уж это Грей понимал прекрасно, испытав подобное на собственной шкуре.
Но даже он не был до конца спокоен. Уже в морге, когда друг Шерли опознавал тело, Крис не выдержал и уткнулся носом в плечо музыканта, закрыв глаза и схватив его за руку. Пережив собственную смерть, он не выдерживал, видя смерть чужую. Хотелось грохнуться в обморок и вообще пропасть из этого ужаса...
Уже потом, возвращаясь обратно и глядя из окна машины на проезжающие мимо деревья, Кристиан понял, что ему очень хочется плакать. Только кто даст? Приехав в кафе он, попрощавшись с кондитером и на прощанье пожав руку девушке, не дожидаясь Шерли поднялся наверх. Нужно было придти в себя. Контрастный душ и, не натягивая футболку, в одних джинсах - на кровать, лицом в подушку. Только сейчас пробились слезы и Грей захлебывался в боли, не понимая, почему ему так плохо от смерти какого-то чужого человека...

0

28

Чертов ангел не предупредил, что это будет так чертовски больно. Только почувствовав медный привкус во рту, он понял, что прокусил нижнюю губу, стараясь не закричать и справится с тем, как ощущается его новое тело. Он чувствовал каждую его клеточку. И каждая клеточка нервно сжималась и дергалась.
«За все надо платить».
Он слизнул кровь с губы и уперся затылком в стену. Мерзкой мелкой дрожью тряслись колени, и вместо боли навалилась вязкая, душная апатия. Как ни смешно, именно сейчас ему хотелось умереть. Нет, уйти в то самое ничто и нигде.
Желудок скрутило, Жио непроизвольно зажал рот ладонью и наклонился вперед. Его вырвало. Резкий запах ударил в нос и вызвал новые спазмы.
«Соберись. Соберись тряпка! Ты ведь сам на это согласился».
Последняя мысль отрезвила и помогла взять себя в руки. Да, он сам согласился. Свобода выбора – мать ее. Свобода. мать ее, воли.
Он утер губы и снова прислонился к стене. Колени уже не дрожали. И апатия медленно уходила, оставляя после себя вялость и слабость.
Анжиоло уткнулся лбом в колени и закрыл глаза. Сейчас. Сейчас он встанет, улыбнется и зайдет в кондитерскую. Сейчас.
- Кофе хочешь?
Жио вздрогнул и вскинул голову. Перед ним стоял Марк. Стоял засунув руки в карманы и смотрел. И по его взгляду Жио понял, что тот знает. Знает, о его смерти. И не удивлен его воскрешением.
- Хочу, - губы сами разъехались в жалком подобии улыбки. – Только чур варю его я. В твоем исполнении он слишком дерьмовый, для первого кофе в новой жизни. Где Цилия? Она знает?

0

29

Шуткой жизни их стало в этом мире четверо. Трое сейчас спали в своих кроватях после сложной ночи, или не спали, а делали вид, что спят. Из тех, кто в его жизни был. И один из них сейчас стоял перед ним и делал вид, что улыбается. Марку было, в общем-то, наверное, все равно. Нет, пожалуй, почти впервые в жизни все равно ему не было. Почему-то от этой улыбочки резко захотелось поставить этому вечно позитивному человеку его первый фингал под глазом. Первый в новой жизни. Отвратительно короткой новой жизни с установленными границами до секунды. Десять лет без нескольких часов.
- Мы недавно из морга, - сообщил американец.
Это все объясняло. Целиком и полностью. Отсутствием разума и способности понять, что к чему, в прошлой жизни Анжиоло не страдал. Зайдя в помещение и дождавшись, пока сицилиец пройдет на кухню следом за ним, Марк уселся на столешнице, с ненавистью поглядывая на проклятые французские булки. Он, вообще-то, никогда не был ни к кому привязан. И сейчас вряд ли это исключение, но почему-то было до тошноты больно осознавать все, что происходит. Наверное, перебор информации на одну неделю жизни. Перебор в крайней степени. Одно дело просто знать, другое - видеть своими глазами и окунуться по самый кончик носа.
Для себя он уже решил, что мальчишка, который был с ними и явно не остался равнодушным, останется в этом кафе временным рабочим - просто потому что он с Шерли сумел вызвать пару улыбок у Цилии. И что ему самому в принципе все равно.
Но в конкретный момент это не имело значения. Его мутило и собственный организм отказывался слушаться. Голова кружилась, а состояние было близким к шоку.
Когда он просто слышал - это одно. Но увидеть живым тот труп, на который подписывал бумаги, было легким перебором. Вскинув больной взгляд на сицилийца, Марк тихо и спокойно произнес:
- У самого у тебя кофе дерьмовый. Ты ведь останешься? Если ты пришел просто для того, чтобы убедиться, что с ней все в порядке, я закопаю тебя прямо тут и испеку из тебя сотню пирогов с мясом, которые скормлю собакам, клянусь.

0

30

«Только из морга».
Жио нервно дернул уголком рта.
- Смеешься? Это было основным условием. Хрен бы я иначе согласился.
Дерьмовый кофе подождет. Сейчас ему хотелось дерьмого коньяка. И он знал, где тот хранится. Правда, его, как правило, использовали в качестве ингредиента, но сейчас ему было все равно.  Щедро плеснув напиток в пару стаканов, он вернулся, по пути протянув один Марку. Ему хотелось тупо напиться и забыть обо всем. И в первую очередь о том, что он собирается впервые соврать сестре. У них было негласное соглашение никогда друг другу не врать. Но сейчас он понял, что просто не сможет сказать ей всю правду. Не сможет сказать, что десять лет он снова уйдет. Не сейчас. Может быть потом.
Коньяк обжег горло, теплом растекся по желудку.
- Я не буду спрашивать, откуда ты знаешь. Но мне интересно, как много ты знаешь. Ты знаешь о сроках?
Он вцепился в стакан. Ему было стыдно перед Марком. За то, что того было такое непривычное выражение лица. Марк не должен был быть таким. Таким непривычно открытым. Черт он совсем не этого хотел. Он просто хотел быть рядом с сестрой. Он совсем не думал о других. За это ему тоже было очень стыдно.

0


Вы здесь » Храни меня... » Кафе и рестораны » Кафе-кондитерская "Парнас"


Рейтинг форумов | Создать форум бесплатно © 2007–2017 «QuadroSystems» LLC